Доминиканцы — псы Господни или…

У большинства людей слово «доминиканец» ассоциируется со словом «инквизиция». Да, действительно, доминиканские монахи составляли костяк этого кровавого средневекового монстра, жертвой которого пали тысячи людей. Однако именно доминиканцами были созданы при монастырях школы, основаны новые университетские кафедры и собственно университеты, среди монахов ордена было множество выдающихся ученых и философов, имена которых вошли в историю, — Фома Аквинский, Джордано Бруно, Альберт Великий, Томазо Кампанелла… И рядом с этими великими мыслителями стоит Томас Торквемада, имя которого вписано в историю кровью тысяч невинных жертв. Какова же была роль доминиканцев в истории Средневековья? Что подвигло святого Доминика создать общину братьев-проповедников? Почему понтифик сделал доминиканцев главной силой инквизиции?Домініканці - пси господні чи...

Будущий святой и основатель ордена доминиканцев родился в семье испанского дворянина в 1170 г. и носил имя Доминго де Гусман. В детстве он был добрым и отзывчивым мальчиком и проявил интерес к науке. В школе Паленсии он изучал свободные искусства и теологию. Среди прочих учеников выделялся усердием, талантом и сердобольностью (иногда он занимался продажей собственных книг, чтобы помочь страдающим от голода и плененным маврами соотечественникам). В 1196 г. Доминик был рукоположен в священники и стал членом капитула регулярных каноников в г. Осма в Испании. В 1203 г. епископ Диего де Асеведа с внушительной свитой отправился в Данию по поручению короля Альфонса IX. В состав посольства был включен и молодой, подающий надежды монах. Проезжая по богатым цветущим землям юга Франции, Доминик был поражен размахом ереси — большинство жителей Тулузы и Лангедока открыто исповедовали катаризм. После возвращения из Северной Европы епископ де Асеведа и Доминик решили остаться в Южной Франции, дабы проповедовать жителям региона Евангелие и обратить еретиков в истинную веру.

Доминик ясно видел причины, породившие еретическое движение катаров, — священники-католики никак не могли служить образцом праведной жизни. Потому он полагал, что для успеха проповедникам истинного учения необходимо усилить энергию проповеди и самим стать образцами апостольской жизни. Доминик за основу деятельности католических священников предлагал взять… устав катаров. То есть предлагал бить врага его же оружием. Как и у катаров, католические проповедники, по мнению Доминика, должны были отказаться от большой свиты и внешнего блеска, по примеру апостолов скитаться с места на место и воздействовать на еретиков не только проповедью, но и личным примером. Закореневших еретиков и грешников Доминик предлагал судить и истреблять. Новый орден, мысль о котором зрела в уме Доминика, должен был стать могущественным орудием борьбы с еретиками катарами. Члены его, образованные, глубоко верующие, красноречивые, не должны бояться трудностей, которые подстерегают странствующих проповедников. То есть им должны быть присущи все качества проповедников-катаров, но при этом они должны оставаться католиками. Подражая катарам, Доминик устроил женский монастырь из обращенных им в истинную веру молодых девушек, уклад жизни которого напоминает общежитие катаров. После смерти своего друга и наставника Диего Доминик в течение нескольких лет практически в полном одиночестве продолжал свою миссию. Он странствовал по Провансу лишь с посохом и котомкой за плечами и проповедовал Евангелие, как новый апостол.

Первыми учениками Доминика стали два тулузских горожанина. Архиепископ Тулузы граф Симон де Монфор обратил внимание на молодого священника и горячо поддержал его идею о создании ордена странствующих проповедников.

Осенью 1215 г. Доминик появился на IV Латеранском соборе и обратился к Папе с просьбой утвердить новый орден. Покровительствующий францисканцам Папа Иннокентий III одобрил предложенную Домиником идею, однако, согласно постановлению собора, основание новых орденов было запрещено, поэтому он предложил воспользоваться одним из уже утвержденных уставов. Вернувшись в Тулузу, Доминик вместе с товарищами принял решение взять за основу немного дополненный устав Августина. В 1216 г. устав был утвержден уже следующим Папой, Гонорием III. Орден сперва назывался «орден проповедников» но уже через несколько лет его стали называть орденом доминиканцев — по имени основателя. Главными задачами ордена были проповедь Евангелия и изучение наук.

Доминиканцы называли себя сторожевыми псами веры, обыгрывая имя своего основателя (Dominicus созвучно латинскому Domini Canes — «Псы Господа»). Так доминиканцев и стали называть в Народе. Распространению прозвища способствовал и неофициальный символ ордена — собака, сидящая на раскрытой книге и удерживающая в пасти факел. Символ этот не был связан с инквизицией, сжигавшей книги. Напротив, он демонстрировал собачью преданность и свет истинного знания. Существует легенда, что матери Доминика приснилась собака с факелом в ночь перед родами.

Орден был признан нищенствующим, то есть не имеющим постоянных доходов, и члены его не должны были владеть никаким личным имуществом. Но такой устав, как оказалось, не соответствовал целям, которые ставили перед собой доминиканцы. Главной целью новой общины стала «забота о спасении душ», то есть проповеди и диспуты. А для успешной проповеди необходимо образование. Именно в этом аспекте и заключалось отличие нищенствующего ордена доминиканцев от других подобных организаций. Доминиканский монах должен был иметь свою келью для занятий, отдавать умственному труду больше сил, чем физическому. Научные занятия братьев всячески поощрялись. Вскоре при доминиканских монастырях появились богатые библиотеки и школы. Представители ордена основали собственные учебные заведения в Болонье, Кельне, Оксфорде и других крупных европейских городах, возглавляли богословские кафедры в университетах Парижа, Падуи, Праги и др. С XIII в. «Псы Господни» развернули широкую миссионерскую деятельность и основали множество монастырей. Один из них, как повествуют доминиканские сказания, был заложен святым Яцеком (Иакинфом) под Киевом (в любом случае в 1228-1233 гг. в Киеве была миссионерская община). В XIII в. как на Руси, так и в других славянских державах христианство стало популярным среди простого народа, в то время как до этого христианами были только представители знати и купечество. Общины доминиканцев были даже в Китае, а в 1318 г. доминиканцы сумели организовать в Персии, находившейся под властью монголов, архиепархию.

Своеобразными столицами ордена стали Париж и Болонья — два крупнейших университетских города Европы, где обучались будущие проповедники. В 1221 г. доминиканцы имели 70 монастырей, в 1256 г. в ордене было 7000 монахов. Но наибольшего расцвета братья достигли, когда в 1233 г. Папа Григорий IX передал в их ведение инквизицию. Это была эпоха процветания — орден насчитывал около 150 000 членов в 45 провинциях, из которых 11 находились за пределами Европы.

Мнение, что Доминик стал основателем инквизиции и первым генерал-инквизитором, подтверждают все историки ордена. Да, Доминик большую часть жизни посвятил борьбе с еретиками, и, если грешника не удавалось вернуть в лоно Церкви, он отправлял его на костер. Но вовсе не ему принадлежала идея создания этой всемогущей и беспощадной машины, именуемой «Святой отдел расследований еретической греховности». Не он составил свод правил, на основании которого тысячи людей сгорели на кострах. Явным преувеличением будет утверждение, что организация инквизиции и ее упрочение было делом рук одного человека или одного ордена. Сомнительную честь в развитии и управлении инквизицией с последователями святого Доминика разделили францисканцы.

Ватикан никогда официально не возлагал на доминиканцев инквизиторских обязанностей. Не было также и официального постановления об учреждении инквизиции. Просто доминиканцы были наиболее подходящим и лучше подготовленным орудием для розыска скрывающихся еретиков и их обращения. Со временем обращение отступило на второй план и главной задачей инквизиторов стало преследование и уничтожение инакомыслящих. Инквизиция — это орудие веры — очень скоро стала мечом, искореняющим явных и скрытых врагов Ватикана. Ее главной задачей стало не наставление заблудших овец на путь истинный, а уничтожение бунтовщиков и недовольных, а также пополнение церковной казны за счет имущества несчастных. Главные черты инквизитора — упорство и искренняя вера, которую уместнее назвать фанатизмом. Как псы преследуют зверя, так инквизиторы преследовали своих жертв.

Это упорство часто давало силы совершать то, что для других лежало за гранью возможного. Доминиканец Джироламо Савонарола, гонитель Данте, умел в порыве религиозного экстаза так увлечь толпу, что после его проповедей жители Флоренции сжигали уникальные книги и произведения искусства. Когда Церковь вынесла приговор французскому королю Генриху III, отличавшемуся нетрадиционной ориентацией и пренебрежением к религии, именно доминиканский монах Жак Клеман, переодевшись в платье и изображая призрак Белой Дамы, по луврским поверьям предвещавшей смерть, заколол монарха кинжалом. Именно это упорство и несгибаемая вера привели доминиканца Джордано Бруно на костер. Без страха и сомнений «Псы Господни» отправились в Новый Свет, Азию и Африку — проповедовать слово Божье. И надо отдать им должное — только вера помогала им в тех непростых условиях добиваться поставленных целей. Хотя не обходилось без курьезов. Испанец Бартоломео Лас Касас был первым защитником прав индейцев в Новом Свете и считается первым испанским гуманистом. Однако хвалебные статьи о нем обычно умалчивают, что именно этот «великий гуманист» предложил вместо индейцев в качестве рабочей силы использовать африканских негров, у которых, по его ученому мнению, души не было совершенно точно!

Особого внимания заслуживает и неординарная личность средневекового немецкого естествоиспытателя, философа, богослова, алхимика и астролога Альберта фон Больштедта, который больше известен под именем Альберт Великий. Его жизнь была загадкой как для современников, так и для потомков. Легенды рассказывают, что он сумел создать гомункулуса — искусственного человека. «Князь философов» Фома Аквинский писал в своих мемуарах, что сбежал от учителя после того, как одна из кукол, стоявшая в углу комнаты, вдруг протянула к нему руку и заговорила. Альберт Великий был действительно великим ученым и совершил ряд открытий, в частности считается, что он изобрел логарифмы1. Норберт Винер, отец кибернетики, считал его одним из прародителей этой науки. До нашего времени дошло и сочинение Альберта Великого «Оракул», в котором имеются сведения по алхимии и целый ряд предсказаний почти до XXIV в., хотя они и не содержат дат и детальных подробностей. Вот некоторые из них.

…Германский народ никогда не будет полностью объединен, ибо Германия оскорбила двух древних римлян. Германский народ навсегда будет разделен на племена, между которыми будет междоусобица…

В пророчестве Альберт Великий имеет в виду проклятие римских авгуров, предсказавших королю варваров Гейзериху, после того как он сжег Рим в 455 г., что германский народ никогда не станет великим и единым. Действительно, 700 лет после Альберта Великого Германия была разделена на несколько лагерей.

Германия трижды будет на грани победы за период, равный 700 годам. Она трижды почти овладеет миром.

Как удалось доминиканскому священнику предсказать эти события, непонятно, но он оказался абсолютно прав. В XVI в. Карл V Габсбург занял престол Священной Римской империи и одновременно был испанским королем. Говорили, что в его империи никогда не заходит солнце. Вторая попытка установить мировое господство была предпринята Гогенцоллернами в XIX-XX вв. В XX в. фашисты развязали Вторую мировую войну. Таким образом, Германия за 700 лет трижды почти ухватила победу, но не ощутила ее вкус ни разу.

Другие предсказания доминиканца тоже поражают воображение. Так, он предсказывал, что люди будут увлекаться машинами, автоматами, но по прошествии времени забросят их, как ненужные детские игрушки, будет создана шагающая машина, в которой сидят люди, человек полетит к Луне и Марсу через 700-800 лет после смерти предсказателя. Отметим, что первая высадка на Луну произошла в 1969 г., а Альберт Великий умер в 1280 г. 1280 + 700 = 1980. Об освоении Марса человеком говорить пока рано, но до 2080 года еще есть время. «Оракул» также описывает НЛО и говорит, что через 1000 лет после смерти Альберта Великого ангелы будут сходить с неба, как в допотопные времена.

Еще несколько предсказаний утверждают, что за Гибралтаром из вод Атлантического океана подымится остров, на котором была расположена Атлантида; ислам просуществует не более 800 лет после смерти Альберта Великого, мир будет разделен на три огромных государства.

Всего в книге содержится 13 предсказаний. Даже малой части указанных достижений достаточно, чтобы назвать Альберта Великого одним из величайших ученых и мыслителей Средневековья.

Без сомнения, самым мрачным сыном ордена доминиканцев стал знаменитый Великий инквизитор XV века Томас Торквемада. Именно из-за его деятельности слово «инквизиция», которое в переводе означает всего лишь «допрос с помощью вопросов», приобрело такое зловещее звучание. Об этом человеке ходит много легенд, представляющих первого испанского Великого инквизитора кровожадным чудовищем. И в этом, несомненно, есть доля правды. Человек, занимавший пост главного инквизитора Испании, не мог быть милосердным. Современники указывают, что Торквемада отличался воздержанностью, суровым и непреклонным характером, а также религиозным энтузиазмом и беззаветной преданностью учению Христа.

Вот что говорят о нем многочисленные предания, легенды и хроники. Томас де Торквемада родился примерно в 1420 г. в окрестностях города Вальядолид, в семье знатного марана — еврея, принявшего христианство. Существует романтическая легенда о юношеских годах будущего Великого инквизитора Кастилии и Арагона. Якобы Торквемада полюбил мавританскую красавицу, но не добился взаимности — девушка предпочла единоверца-мусульманина. Торквемада очень остро переживал этот удар и затаил обиду на мавров. Будто бы именно этот случай стал причиной того, что, получив должность инквизитора, Торквемада особенно усердно преследовал мавров и евреев, в которых подозревал союзников мусульман.

Обладая наклонностями аскета, даром красноречия, гибким и быстрым умом, он вступил в орден доминиканцев и быстро приобрел славу выдающегося оратора. Ему предлагали различные церковные посты, но он неизменно отказывался. Когда Торквемаде было около сорока, он все же принял предложение стать приором монастыря Санта-Крус в Сеговии. Это был тонкий политический ход — монастырь посещала вся знать, в том числе и юная инфанта Изабелла. Торквемада произвел на ее родственников настолько сильное впечатление, что его назначили духовником принцессы и обязали заниматься ее воспитанием и образованием.

Торквемада сохранил влияние на Изабеллу, ставшую вскоре королевой Кастилии, на всю жизнь. Он вдохновил ее на мятеж против брата, короля Энрике Бессильного, склонил к браку с принцем Фердинандом Арагонским. Он же помог ей бежать из-под надзора, привез в Вальядолид, где его власть была особенно сильна, и помог принцу Фердинанду тайком прибыть в город для венчания.

С того момента, как Изабелла взошла на престол, Торквемада стал истинным повелителем страны. Он не демонстрировал свою власть, но ни одного важного решения королева не принимала, не посовещавшись с ним. Таким же авторитетом Торквемада пользовался и у короля Фердинанда.

Под давлением Торквемады королевская чета начала проводить политику искоренения инакомыслия. Особенно сильным гонениям подвергались евреи и мараны. Торквемада убедил королеву Изабеллу ввести на подвластных ей землях инквизицию и вошел в состав первого трибунала, созданного в 1480 г. А уже в 1482 г. Папа Римский по просьбе королевы назначил Торквемаду Великим инквизитором Кастилии. Вскоре власть его распространилась и на Арагон.

В 1485 г. в Арагоне вспыхнуло восстание против инквизиции, которое возглавляли молодые дворяне. Они убили одного инквизитора, за что поплатились. Мятежники были казнены после жестоких пыток или покончили с собой. Якобы именно с той поры Торквемаду везде сопровождала вооруженная охрана — он не осмеливался появляться один даже на улицах родного города.

Торквемада прославился чудовищной жестокостью — по его указу на кострах было заживо сожжено более 10 000 человек, примерно 6000 казнены заочно (при отсутствии обвиняемого светские власти заочно выносили приговор, и доходило до того, что на костре горело чучело человека) и около 18 000 приговорены к тюремному заключению. В общей сложности от злодейств Торквемады пострадало более ста тысяч семей — их обесчестили, опозорили, разорили. Были введены сертификаты «чистоты крови», по которым человек, среди предков которого были иудеи, не мог занимать ряд государственных должностей.

И это еще не все — по приказу Торквемады было сожжено более шести тысяч еврейских Библий, множество книг угодило в Кодекс — список запрещенной литературы. При этом единственной слабостью Великого инквизитора была любовь к наблюдению за мучениями жертв на костре.

В 1492 г., после завоевания Гранады и завершения изгнания мавров с Пиренеи, Торквемада внушил королеве мысль о необходимости изгнания евреев из всех своих земель. Евреям надлежало или принять крещение, или покинуть королевство. Им запрещалось вывозить золото и серебро, и несчастные вынуждены были продавать имущество за бесценок. Еврейские общины объединились и предложили королеве тридцать тысяч дукатов за отмену указа об изгнании. Казна была истощена гранадской войной, и Изабелла была склонна принять выгодное предложение, но вмешался Торквемада. Он ворвался в зал, где Изабелла и Фердинанд принимали делегацию евреев, и публично заявил, что монархи, подобно Иуде, готовы продать Христа. Упрек возымел действие, и короли отказались пойти навстречу делегатам. Евреи покинули Испанию.

Последствия были ужасны. Страну покинуло более четверти миллиона людей, большинство из которых было интеллектуальной и торговой элитой государства. Тысячи беженцев погибли. Оставшиеся крещеные евреи также подвергались гонениям. Не возымели действия на фанатика даже увещевания Папы. Только Александр VI, сам испанец, нашел управу на своевольного инквизитора — он назначил еще четверых инквизиторов. Оскорбленный Торквемада посчитал это проявлением недоверия и демонстративно удалился от дел. Он умер в 1498 г. в монастыре Санта-Крус. В XX в. католическая церковь признала его преступником, посмертно первого Великого инквизитора Испании исключили из доминиканского ордена. Торквемаду считают одним из величайших злодеев в истории человечества, ставя в один ряд с Гитлером.

Это официальная версия жизнеописания Томаса де Торквемады. Но все ли в ней правдиво? Ведь некоторые хроники, рукописи и мемуары современников Торквемады показывают нам личность Великого инквизитора Испании в совсем ином свете.

Прежде всего напомним: точная дата рождения Томаса де Торквемады неизвестна. Он родился около 1420 г. или в Вальядолиде, или в Торквемаде — небольшом городке в его окрестностях.

С раннего детства Томас проявлял наклонности к духовной карьере — он был неприхотлив, сообразителен и красноречив. Поскольку брат отца Томаса, Хуан де Торквемада, был кардиналом, выбор юноши не встретил сопротивления у родных. Примерно в 14 лет Томас поступил в доминиканский монастырь в Вальядолиде.

Легенда о юношеском увлечении мавританкой абсолютно нереальна. В самом сердце Кастилии мавров практически не было. Если какой-то купец и приезжал с семьей на ярмарку, девушек держали взаперти, и увидеть их Торквемада просто не мог. Но даже если предположить, что в легенде описаны реальные события, почему Томас ополчился также и на евреев и маранов? Почему он не отправился в Гранаду воевать против мавров, а выбрал духовную карьеру? Все это кажется совершенно нелогичным. И самый главный аргумент против романтической версии — занимая должность верховного инквизитора, Торквемада никогда не применял репрессий к мусульманам вообще и к маврам в частности. Также не выдерживает никакой критики и миф о маранском происхождении Торквемады. Нет ни одного документального подтверждения этой версии. Судя по хроникам, Торквемада был чистокровным кастильцем, вероятнее всего — светловолосым и голубоглазым, что указывает исключительно на чистоту дворянской крови, не смешивавшейся ни с иудейской, ни с мавританской. Кстати, сертификат «чистоты крови» был введен в употребление задолго до рождения Торквемады и подтверждал, что в предках до третьего колена у человека не было маранов, мавров и еретиков. Без такого сертификата человек не мог занимать ряд церковных должностей, зато мог занимать практически любой государственный пост. Поэтому человек без сертификата точно не мог стать инквизитором.

Слово «инквизиция» происходит от латинского «расследую». Организация была создана для борьбы с различными ересями. Поначалу инквизиторы не вправе были выносить приговоры; это упущение было вскоре исправлено, но приговаривать преступников к телесным наказаниям было запрещено. Инквизиторы могли назначить различные виды епитимьи, штрафы и конфисковать имущество, изгнать, отлучить от Церкви, лишить монашеского сана, должностей, принудить к ношению сан-бенито (особого позорного одеяния). К телесным наказаниям или к смертной казни инквизиция приговорить не могла — это была прерогатива светских властей. В каких случаях грешника казнили? В тех и только тех, когда он не признавал за Церковью права судить его, ибо к ней не принадлежал. Учитывая, что в те времена законом была религия, человек, отрицавший Церковь, считался преступником вне закона, то есть приравнивался к разбойнику. Он был носителем бунтовских идей и подлежал казни, так как нес опасность для жизни и благополучия граждан.

Вполне соответствует действительности утверждение, что Торквемада был блестящим оратором и проповедником; он мог делать с толпой все, что ему заблагорассудится, потому на молодого священника сыпались заманчивые предложения, которые будущий инквизитор отклонял. Когда ему предложили пост приора в доминиканском монастыре Санта-Крус, Томас не смог устоять. Дело в том, что должность эта была выборная — братия сама захотела жить под его руководством, и тут он не мог отказать. Монастырь являлся одним из самых крупных в стране. Его посещала знать и члены королевской фамилии. Бывала ли там инфанта Изабелла? Вряд ли, поскольку в те годы она жила с матерью вдали от королевского двора. Был ли Торквемада духовником и наставником инфанты? Возможно, но не единственным, а одним из многих.

Действительно ли Томас Торквемада играл едва ли не главную роль в романтической свадьбе инфанты? Документы не упоминают его имени в связи с этим событием. Достаточно того факта, что на стороне инфанты была знать и практически все духовенство страны.

Жесткая политика королевы Изабеллы свидетельствует скорее о ее государственном уме, чем о влиянии Торквемады. Она напомнила подданным, что такое закон, и стала подчинять феодалов, приводя страну к централизованной власти. Юная королева не могла не заметить, что централизации мешает религиозная неоднородность населения. В руках евреев и маранов была сосредоточена практически вся торговля, они занимали высшие посты в государстве, им принадлежала львиная доля богатств Испании. Им не был нужен сильный правитель, контроль, налогообложение, закон. Единственным способом навести порядок стало учреждение инквизиции. Притом все прекрасно понимали, что инквизиция будет орудием не папским, а королевским.

Нет оснований полагать, что Томас де Торквемада хотя бы раз в жизни присутствовал при казни, — ни одна хроника не упоминает такого. Кстати, первый инквизиционный трибунал расформировали за проявленную жестокость — около трехсот жертв за полгода. После этого по рекомендации Изабеллы Кастильской Великим инквизитором был назначен Торквемада. И первое, что он сделал, — ввел очень четкую бюрократическую инструкцию, регламентировавшую деятельность трибуналов. Результат превзошел все ожидания — машина инквизиции заработала с путающей эффективностью. Причина проста — Торквемада сам взяток не брал и другим не позволял.

Отдельно стоит упомянуть о бунте дворян в Арагоне. В 1485 г. молодые дворяне маранского происхождения решили применить по отношению к инквизиции тактику террора. Им удалось проникнуть с оружием (!) в храм и убить безоружного инквизитора. Это событие вызвало восстание — против маранов, осквернивших храм убийством. Зачинщиков нападения казнили как мятежников.

После завоевания Гранады королева Изабелла и король Фердинанд издали указ об изгнании евреев. В хрониках история с еврейским посольством и гневной проповедью Торквемады действительно встречается не раз. Но к принятию решения об изгнании иудеев он, по всей видимости, отношения не имел.

Запрет на вывоз золота и серебра, из-за которого евреям пришлось продавать свое имущество за бесценок, был изобретен не Торквемадой — такой закон существовал и до, и после изгнания евреев. Потому-то генуэзские банкиры, с которыми расплачивались в Кастилии, были вынуждены покупать поместья или вкладывать средства в местную торговлю.

Торквемада до самой смерти пользовался огромной любовью народа. Да, его считали нетерпимым к греху и беспощадным к еретикам, но добрым к простым людям. Более полувека после его смерти Торквемаду в Кастилии почитали почти как святого.

Он на самом деле не был политической фигурой, он просто добросовестно исполнял свой долг. Но как же быть с устрашающими цифрами, указывающими на тысячи жертв беспощадного инквизитора? Большинство энциклопедий приписывают ему 10 220 или 8 800 жертв, хотя встречаются и другие цифры. После тщательного изучения документов историки полагают, что эти цифры завышены примерно в 10 раз.

Так кем же были доминиканцы — безжалостными псами Господа, фанатизм которых затмевал здравый смысл и отправлял на костер невинных людей, или искренне верующими просвещенными людьми, избранными следить за чистотой веры и искоренять ересь, грозящую разрушить не только Церковь, но и государства Европы? Теперь вы можете сделать собственные выводы.

One Response to Доминиканцы — псы Господни или…

  1. alf2012:

    Вот-так — только начинаешь наводить порядок в стране, стразу объявляют сатрапом. Мы все хотим порядка в стране, но только не в отношении нас самих 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *